Первая в России бесплатная газета для потребителей, зарегистрирована 06 ноября 1998 г.

Сушки на фруктозе: можно ли верить упаковке?

Экспертиза образцов кондитерских изделий на сахарозаменителях показала, что заявленная пищевая ценность 70% из них не соответствует результатам испытаний, то есть вводит потребителей в заблуждение.

 

Всемирная организация здравоохранения настоятельно рекомендовала снизить количество сахара в рационе каждого человека до 50 г в сутки (примерно шесть чайных ложек). При этом речь идет не только о сахаре в чистом виде, но и о сахаре, который содержится в большинстве потребляемых нами пищевых продуктов: хлебе, макаронах, соках, йогуртах, газированных и алкогольных напитках и так далее.

Альтернативой вредному рафинаду для любителей сладкой жизни могут стать сахарозаменители – благо сегодня на прилавках магазинов, как обещают изготовители, продуктов без сахара предостаточно. Именно им и решили устроить проверку активисты Санкт-Петербургской общественной организации потребителей «Общественный контроль». Десять образцов кондитерских изделий – сушки, печенье, сухари, мармелад, зефир, изготовленных на основе сахарозаменителей, были приобретены в магазинах Петербурга и направлены в испытательную лабораторию «ПЕТЕРБУРГ-ЭКСПЕРТИЗА» («ПЕТЭКС») для проведения независимой экспертизы. В ходе испытаний оказалось, что пищевая ценность семи проверенных образцов не соответствует данным маркировки. А ведь для многих потребителей эти данные жизненно важны.

 

Когда сахара боятся как огня

 

Героиня культовой советской комедии «Любовь и голуби» называет сахар «сладким ядом». В Петербурге проживает больше 100 тысяч человек, для которых такое сравнение – не шутка. Это больные сахарным диабетом, которым врачи категорически не рекомендуют употреблять сахар, повышающий уровень глюкозы в крови. Приходится выбирать продукты на сахарозаменителях. Однако, как отмечают специалисты, фруктоза в число безопасных подсластителей не входит.

– Я своим пациентам продукты на фруктозе стараюсь не рекомендовать, – говорит главный диабетолог Санкт-Петербурга, заведующая Санкт-Петербургским территориальным диабетологическим центром Ирина Карпова. – Фруктоза так же, как и обычный сахар, повышает уровень глюкозы в крови, только в три раза меньше. Поэтому больной сахарным диабетом может себе позволить максимум 10–15 г фруктозы в день, а лучше использовать другие подсластители, которые не повышают сахар в крови.

Жизнь больных сахарным диабетом – сплошная математика. Перед каждым приемом пищи они вынуждены подсчитывать пищевую ценность съеденного, поскольку от этой цифры зависит количество лекарств, которое им необходимо принять.

– Я считаю всю еду в «хлебных единицах» – это примерно 12 г углеводов. За один раз могу съесть не более семи таких единиц, и в зависимости от съеденного определяю количество инсулина, который должна себе вколоть, чтобы сахар в крови не повысился до критической отметки, – рассказывает петербурженка Наталья, живущая с диабетом уже более 30 лет.

Может ли Наталья и другие пациенты с диабетом позволить себе в пищу хоть один из образцов, прошедших экспертизу «Общественного контроля»? Специалисты Межрегиональной общественной организации «Российская диабетическая ассоциация» (РДА), изучившие результаты проверки, делают категоричный вывод: нельзя!

– Этикеточные надписи типа «без сахара», «на фруктозе», «с фруктозой», «обогащенные», не будучи подтвержденными соответствующими исследованиями, вводят в заблуждение потребителей, в особенности лиц, страдающих сахарным диабетом, ожирением и метаболическим синдромом, – подчеркивает президент РДА, врач-диабетолог Михаил Богомолов.

Всё дело в том, что на этикетках образцов отсутствует важная для потребителя информация, а та, что есть, не всегда соответствует действительности.

 

Плюс-минус углеводы

 

Специалисты лаборатории «ПЕТЭКС» в своем заключении отмечают: информация о содержании углеводов в семи из десяти проверенных образцов отличается от фактических данных, полученных с помощью лабораторного анализа. Углеводы – это как раз то, что важно при подсчете «хлебных единиц».

Так, в печенье овсяном «Посиделкино» (ПО «КО «Любимый край», Ленинградская обл.) вместо указанных 67 г в 100 г продукта углеводов оказалось лишь 63,8 г. А в вафельных трубочках «Вереск» (ООО «Вереск», Ленинградская обл.) вместо заявленных 55 г – аж 62,7 г! Повышенное содержание углеводов обнаружено в мармеладе «Di&Di»  (ООО «Корпорация «Di&Di» (СПб), зефире «Лянеж» (ООО «Кондитерская фабрика «НЕВА», СПб), печенье молочном «Петродиет» (ООО «Торговый дом «ПЕТРОДИЕТ», Ленинградская обл.), сушках «Здоровка» (ООО «Лакомка СПб», СПб) и сухарях «Славянские» от ОАО «Комбинат «Волховхлеб» (Ленинградская обл.).

– Наибольшее превышение количества углеводов по сравнению с данными, указанными на этикетке, отмечено для образцов торговых марок «Di&Di», «Петродиет», «Вереск». Искажение данных может затруднить подбор соответствующих дозировок сахароснижающих лекарственных препаратов для потребителей с диабетом, – считает Михаил Богомолов.

– На самом деле, для пациентов на инсулине такое расхождение фактического содержания углеводов с указанным на упаковке не критично. В большинстве случаев разница не превышает одной «хлебной единицы», а значит, не повлияет на количество инсулина, который пациент должен себе вколоть, – говорит Ирина Карпова. – Опасность представляет погрешность в полтора-два раза.

Результаты экспертизы СПб ООП «Общественный контроль» направила в Управление Роспотребнадзора по г. Санкт-Петербургу для проведения внеплановой проверки изготовителей и продавцов, допустивших производство и реализацию кондитерских изделий с недостоверной информацией о пищевой ценности.

 

Стикер – мелочь, а приятно

 

Тем не менее с точки зрения закона «О защите прав потребителей» этикетка с неверными данными пищевой ценности продукта вводит в заблуждение покупателя и, следовательно, нарушает его права. Тем более что продукты без сахара или с его заменителем выбирают еще и те, кто ведет здоровый образ жизни, стремится снизить вес и считает каждую калорию в своем рационе. И вот для них-то «лишние» 3–5 г углеводов или жиров могут оказаться существенным фактором.

– Расхождение пищевой ценности продукта на этикетке с фактической случается всякий раз, когда производитель меняет рецептуру. Скажем, добавили в тесто больше подсолнечного масла, чтобы сделать его пластичнее, – и количество жиров становится выше, – объясняет заместитель директора Санкт-Петербургского государственного научно-исследовательского института хлебопекарной промышленности Российской академии сельскохозяйственных наук Григорий Терновской. – Вряд ли производитель этого не знает – рассчитать пищевую ценность продукта на выходе можно достаточно точно с погрешностью в 1 г для углеводов и 0,3–0,5 г для белков.

На крупном предприятии упаковку для продукции заказывают оптом и, что называется, с запасом, а не под конкретную партию печенья или сушек. И ради изменения данных пищевой ценности пускать запасы этикеток «под нож» никто не станет. Но выход есть, и он предусмотрен нормативами.

– Достаточно наклеить на упаковку стикер, на котором указана пищевая ценность данной партии продукции, – говорит Григорий Терновской. – Некоторые добросовестные производители так и делают, а у остальных, вероятно, руки не доходят до таких мелочей.

 

О чем молчит производитель

 

Почти все наши эксперты обратили внимание не столько на выявленные экспертизой отклонения от данных маркировки, сколько на то, чего не хватает на этикетке.

– Ни одна из этикеточных надписей анализируемых продуктов не содержала информации для потребителей о рекомендованной норме потребления в сутки на одного человека. Представленные образцы содержали от 6,32 «хлебных единиц», как «Подушечки хрустящие из Мурома на фруктозе», до 8,71, как мармелад «Ди энд Ди», а значит, ни одна из упаковок указанной продукции весом 100 г не может быть съедена в течение суток и должна быть разбита на несколько дней, – подчеркивает Михаил Богомолов.

Доцент кафедры экспертизы потребительских товаров Политехнического университета Петра Великого Людмила Нилова считает, что производитель так называемых функциональных продуктов должен не просто указывать количество углеводов, но и расшифровывать их состав.

– Изготовитель должен писать на этикетке не общее количество углеводов, а конкретно указывать, сколько из них – пищевые волокна, крахмал, сахароза, фруктоза. Тогда потребителю легче будет разобраться, опасные это углеводы для него или нет. Надо сказать, что по нормативам Европейского Союза на этикетке товара должно быть шесть обязательных показателей (в России только три) и шесть дополнительных. А в США, например, необходимо указать на упаковке количество в продукте витамина С и трансжиров, – говорит Людмила Нилова.

В РДА считают, что производителям специализированных продуктов, к каким относятся и сладости на сахарозаменителях, важно обращать внимание потребителя еще и на содержание кофеина.

– Учитывая интенсивную научную и общественную дискуссию о необходимости дозирования потребления кофеина, целесообразно указывать его количество на этикеточной надписи кондитерских изделий, – считает Михаил Богомолов.

 

Можно покупать!

 

Лишь три образца не вызвали нареканий у специалистов лаборатории «ПЕТЭКС». Это печенье сдобное «Чипперс» с добавлением овсяных и ржаных хлопьев на фруктозе (ООО «Диал-К», Калужская обл.), подушечки хрустящие из Мурома на фруктозе (ООО «Фирма «ЛЕВАНТ», Владимирская обл.) и сушка «Диетическая» с маком на фруктозе «Диа Дар» (ООО «Кондитерская фабрика «Сладкая жизнь», СПб).

Впрочем, Григорий Терновской, темой научной работы которого являются как раз хлебобулочные и кондитерские изделия на сахарозаменителях, считает, что продукты на фруктозе не являются такими уж полезными, как об этом заявляют изготовители.

– Я отрицательно отношусь к продуктам на фруктозе, не стал бы называть их функциональными. На мой взгляд, они несут в себе большую опасность, чем продукты на обычном сахаре. Фруктоза, как и сахар, превращается в глюкозу и вызывает ожирение. Не случайно в США, где «фруктозный бум» пережили несколько лет назад, сейчас от этого сахарозаменителя отказываются, поскольку считают его одной из причин повышения веса. Не знаю, почему у нас полки забиты продуктами на фруктозе, ведь есть более безопасные и не повышающие сахар в крови подсластители. Фруктоза – это наследие 1960-х годов, когда других сахарозаменителей не существовало. Но сегодня ее использование – это анахронизм! – возмущается Григорий Терновской. – Более безопасными и эффективными подсластителями сейчас являются сукралоза и мальтитол. Причем, если изготовители стали бы их использовать, издержки на производство продукции не только бы не выросли, но и при правильно составленной рецептуре сократились. Было бы только желание у изготовителей их применять!

В любом случае выбор остается за потребителем. Главное, чтобы покупатель получал от производителя полную и достоверную информацию о составе и пищевой ценности продукта.

Ирина Голубенко

Слово – эксперту

Лариса Шаповалова, начальник отдела контроля качества продукции и услуг по обращениям потребителей СПб ГБУ «Центр контроля качества товаров (продукции), работ и услуг»:

– К кондитерским изделиям на основе сахарозаменителей предъявляются такие же требования, как к изделиям, изготовленным с использованием сахара, – должны быть соблюдены определенные сроки и условия хранения (в зависимости от вида сахарозаменителя). Информация об этом должна быть указана на упаковке. Обратите внимание на условия продажи в магазине. Поскольку кондитерское изделие – продукт скоропортящийся, нуждающийся в поддержании определенного температурного режима, не лишним будет убедиться, соблюдены ли условия хранения в охлаждаемом прилавке.

Кондитерские изделия без сахара зачастую предпочитают люди, придерживающиеся диеты, однако не следует забывать, что эти продукты нельзя употреблять бесконтрольно, дабы не навредить своему здоровью.

При реализации проекта «Скажи фальсификату «НЕТ!» используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 5 апреля 2016 года № 68-рп и на основании конкурса, проведенного ООД «Гражданское достоинство».

http://www.zoofirma.ru/